86cb87a7     

Дымов Феликс - Горький Напиток 'сезом'



Феликс Дымов
Горький напиток "Сезом"
РАССКАЗ
...Она лежала ничком, зажав через шлем уши перчатками. Скафандр ее за
какие-то минуты успел облипнуть бахромой...
Опять прорвалось! Я хмурю брови, и токер, уловив настроение-конечно
же, настроение, а не гримасу!-заглушает мысли чудовищной мешаниной
гавайско-аргенгинских мелодий.
Токер-это пара таких черных чечевичек на висках, комбайн видеосвязи.
Но в особых случаях-сенсоприемник и сенсобарьер: он ограждает хозяина от
излишних, ни его электронному мнению, эмоций. Как раз сейчас он настроен на
особый случай, мой особый случай, длящийся шесть лет.
Уже шесть. Страшно подумать!
Вот и стараюсь не думать. Поддерживая мои старания, токер растворяет
мысли в странной, уже почти на меня не действующей какофонии - какофонии на
одного: вокруг на планете естественная, управляемая тишина. Иногда я с
трудом удерживаюсь от того, чтобы не содрать токер с висков и с размаху
садануть об угол. Но осторожность (а может, трусость?) побеждает, я не
решаюсь отключить сенсобарьер и остаюсь наедине... с самим собой: токер
давно уже лучше меня знает, когда мне работать, когда отдыхать. Я ведь
пробовал, сколько раз пробовал. И сейчас же:
Она лежала ничком, зажав -через шлем...
А так хоть музыка, хоть фон какой-то, хоть для воспоминаний не
остается лазейки.
Но, бывает, прорывается. Вот, вот опять, просачиваясь сквозь музыку:
...Скафандр ее успел облипнуть... успел облипнуть...
Смыв воспоминания, токер снова нашептывает вычисленный для меня ритм.
Все громче. И ГРОМЧЕ. И нелепее. И ПРОНЗИТЕЛЬНЕЕ. С самого утра.
В день Лидиной памяти он всегда особенно назойлив...
И потому, не нуждаясь в общении, спасаясь от самого себя, я обежал уже
пол-Земли. Подальше от знакомых мест. И вообще от знакомых. Лишь токер,
единственный эгоистичный собеседник, не переставая комарино зудит, зудит в
виски, однако привычно, не мешая-ни в море, когда я с фотоострогой гонял
макрель, ни даже в Музее Видеопластики, где этот зануда по-своему озвучивал
для меня тягучий бег изображений.
Внизу, на Земле, я нечастый гость, иногда неделями не покидаю
мезопоста. "Станционный смотритель",- шутит мой брат Бась. "И слушатель",-
мысленно добавляю я, потому что все время сосредоточен на наркотической,
сфокусированной где-то в центре мозга музыке, которая внутри меня не
помещается и все же обречена жить под чуткими присосками токера. Иногда мой
спаситель, мой мучитель пичкает меня детективами, показывает высокие
трагедии, погружает в комбинированные эйфорические симфонии великого
Дай-Даудин Нивха... А когда все это не помогает, вновь переходит на
безотказные оглушающе-примитивные ритмы...
Внизу я нечастый гость. Но только не сегодня, в годовщину события, о
котором равно боюсь и вспоминать, и не вспоминать,- сегодня я не в силах
усидеть на пыльном мешке, именуемом мёзопост. Об одном молю судьбу: только
бы никого не встретить. Велика планета, а от знакомых не спрячешься. Но вон
уже, кажется, на закат повернуло. Может, обойдется?
Ныряю в бутылочный полусумрак подводного перехода и неторопливо шагаю
на тот берег по прозрачной изогнутой трубе. Сквозь слой воды солнце
глядится покорным, прирученным, волны перекатывают его надо мной, как
простой багровый голыш. Иногда, буксируя на незримых ниточках собственные
тени, проносятся рыбы. У середины реки туннель поднимается к поверхности,
становится светлее. Снаружи стайка девчонок, взявшись за руки, проплывает
под трубой. Трое мальчишек верхом на дельфинах, разогнавшись,



Назад