86cb87a7     

Дьяконов Игорь - Киркенесская Этика



Игорь Дьяконов
Киркенесская этика
В конце 1944 года немецкие войска отступали от нас в глубь Северной
Норвегии, сжигая и взрывая все, что только могло гореть и рушиться.
Маленький трактат, напечатанный ниже, был написан молодым советским офицером
среди руин норвежского городка Киркенеса в декабре сорок четвертого. Мы были
тезки и в одном воинском звании. Трактатик был оставлен мне в полную
собственность, и я хранил его. Ныне наше общество страстно поднимает
нравственные вопросы, поэтому мне показалось, что "Киркенесская этика" может
оказаться сейчас не лишенной интереса, и я решил, что могу опубликовать ее
как не совсем обычный памятник того времени.
Утверждение, будто существует много различных этик, которые меняются в
зависимости от общественного производства, периода, расы, национальности,
религии или класса, неверно. Существуют два единых основных этических
принципа для всех систем общественного производства, периодов, рас,
национальностей, религий и классов; разница заключается только в
количественном истолковании этических понятий. Первый этический принцип, или
максима, заключается в том, что благо моего ближнего важнее моего личного
блага.Это прагматически верно, потому что в нашей жизни мы привыкли
отождествлять хорошего человека как человека альтруистичного, а злого
человека - как эгоистичного. Это биологически правильно, потому что "я"
означает особь, а "мой ближний" не является раз навсегда определенной
индивидуальностью; следовательно, он представляет вид, а с биологической
точки зрения смысл жизни заключается в сохранении вида, а не особи. Это
социально-экономически верно, потому что индивид не может существовать, не
составляя части коллектива, но коллектив может существовать без индивида.
Если индивид присваивает себе первенство, он, в конечном счете, разрушает
общество, а тем самым предпосылки человеческого существования. Это верно в
религиозном отношении, потому что во всякой религии Бог или божественные
силы имеют первенство перед личностью; "я" может быть мыслимо как включаемое
в божество, но только поскольку это "я" есть часть человечества, а поэтому
не как нечто предпочитаемое "моему ближнему". И т. д. и т. п.
Поэтому принцип первенства блага моего ближнего над моим благом -
первый принцип этики - обязательно должен являться общим для любой
жизнеспособной этической системы.
Между прочим, это дает ответ на вопрос, дошедший до нас из седой
древности, поднимавшийся еще авторами "Невинного страдальца", "Экклесиаста"
и "Иова",- почему праведный несчастлив, а злой счастлив? Ответ: потому что
счастье индивида не имеет существенного значения; имеет значение благо того
сообщества людей, которое мы условно называем "моим ближним"; а также
потому, что это сообщество погибло бы без праведности праведного. Часто
спрашивают: разве не справедливо, чтобы праведный был вознагражден, а злой
наказан? Ответ содержится в притче: у одного отца было два сына; один был
послушен, добр, трудолюбив и сострадателен; другой же сказал: "Отец, я буду
послушным, если ты дашь мне сладкого вина, добрым, если ты дашь мне пряник,
трудолюбив, если ты дашь мне денег, и сострадателен, если ты меня
похвалишь". Должен ли отец дать вознаграждение второму сыну? Нет, потому что
это не сделает его более праведным, но разбалует его, подвигнув на еще
большее зло. Но следует ли отцу дать вознаграждение первому сыну? Тоже нет,
ибо дешево то доброе дело, которое ожидает вознаграждения, и, будучи
вознагражденным, перв



Назад